Мнения по поводу проекта


Латышев И.Сколько юристам-хозяйственникам в Беларуси жить осталось?  


По словам Министра юстиции Республики Беларусь, на рассмотрение Парламента до конца года должен быть внесен проект Закона «Об адвокатуре». Последняя редакция этого законопроекта предусматривает полную ликвидацию в Беларуси юристов-хозяйственников: юридических фирм и ИП-лицензиатов – которые обслуживают 99 процентов бизнес-клиентов, создают более 2000 рабочих мест и каждый год увеличивают суммы своих налоговых платежей на 30 процентов.

Из предыстории вопроса

В Беларуси исторически сложилась двухзвенная система оказания юридических услуг, которая состоит из адвокатуры и юристов-хозяйственников.

Адвокаты вправе оказывать любые юридические услуги любым субъектам (юридическим и физическим лицам).

В то же время, юристы-хозяйственники ограничены лишь оказанием юридических услуг, связанных с ведением хозяйственной деятельности, в связи с чем основную массу их клиентов составляют субъекты хозяйствования. Физическим лицам юристы-хозяйственники могут оказывать лишь ограниченное количество юридических услуг (консультации по хозяйственному праву, сопровождение создания либо ликвидации бизнеса, представление интересов в спорах, связанных с участием в юридических лицах).

Более того, даже субъектам хозяйствования юристы-хозяйственники не могут оказывать всех необходимых юридических услуг. К примеру, представлять клиента – юридическое лицо в суде по спору с работником или по спору, связанному с интеллектуальной собственностью, юристы-хозяйственники не могут, поскольку лицензия не позволяет им представлять интересы клиентов в общих судах.

Однако, несмотря на наличие более широких возможностей для обслуживания клиентов, адвокаты последние десять с лишним лет выказывали желание присоединить юристов-хозяйственников к адвокатуре.

Министерство юстиции занимало в этом вопросе сторону юристов-хозяйственников и движения этой идее не давало. Однако в 2009-2010 годах ситуация круто поменялась.

Сейчас Минюст уже поддерживает идею создания единого института оказания юридических услуг. И этим институтом, по мнению Минюста, должна стать адвокатура. Найдется ли в этой адвокатуре место для юристов-хозяйственников, пока остается вопросом. И чем больше работают над проектом нового закона «Об адвокатуре» (далее – «закон» или «законопроект») его разработчики, тем меньше уверенности в положительном решении этого вопроса.

Над законопроектом более года работали представители Министерства юстиции, Национального центра законопроектной деятельности, объединений адвокатов и юристов-хозяйственников. В результате был подготовлен законопроект, который полностью отвечал всем выдвинутым требованиям, общественным и государственным интересам и устраивал как адвокатов, так и юристов-хозяйственников.

Однако на каком-то этапе все резко переигралось.

В сентябре 2010 года в коллегии адвокатов и общественное объединение юристов-хозяйственников для изучения был представлен совершенно новый законопроект, якобы подготовленный за неделю, который полностью уничтожал результаты длительной и кропотливой работы. Этот вариант законопроекта противоречит интересам как юристов-хозяйственников, так и адвокатов, и не учитывает предложений экспертов.

15 октября 2010 года общественное объединение юристов-хозяйственников провело конференцию, на которой была принята резолюция, выражающее отношение юристов-хозяйственников к ведущейся работе по их планомерной ликвидации. Резолюцию разослали во все заинтересованные государственные органы.

Ответом разработчиков законопроекта на резолюцию юристов-хозяйственников стала новая редакция законопроекта, которая появилась у заинтересованных 26 ноября 2010 г.

И если в первоначальных редакциях законопроекта были предусмотрены нормы об автоматическом переходе юристов-хозяйственников в адвокаты, то в последней редакции законопроекта таких норм уже нет. Там прямо предусматривается, что лица, имеющие свидетельства об аттестации юриста, и ИП-лицензиаты приобретают статус адвоката по их письменному заявлению в Квалификационную комиссию Минюста со сдачей квалификационного письменного экзамена по уголовному, жилищному, семейному праву, уголовному процессу и Правилам профессиональной этики адвокатов, при отсутствии ограничений, предусмотренных Законом. Это они могут сделать в течение двух лет со дня вступления в силу Закона. По истечении указанного срока лица, не подавшие заявление, допускаются к осуществлению адвокатской деятельности в общем порядке, предусмотренном Законом, а юридические фирмы и ИП-лицензиаты лишаются права оказывать юридические услуги. Если выданные им лицензии истекают ранее, то право оказывать юридические услуги они теряют с момента истечения срока действия лицензии.

Не думаю, что необходимость сдавать письменный экзамен по уголовному праву и процессу и иным указанным дисциплинам повысит мотивацию юристов-хозяйственников на переход в адвокатуру. С другой стороны, письменный экзамен – это хороший вариант для того, чтобы уменьшить количество юристов-хозяйственников, которые будут работать в обновленной адвокатуре.

Подоплеку стремления к избавлению от юристов-хозяйственников угадать несложно. По статистике, 99% субъектов хозяйствования обслуживаются именно в юридических фирмах и у ИП-лицензиатов. Теоретически, если юристов-хозяйственников не станет, то клиенты их останутся и кто-то должен будет их обслуживать.

При этом возникает ряд вопросов.

Вопросы, скорее риторические

Во-первых, что мешает адвокатам сейчас привлекать бизнес-клиентов? Конкуренция предполагает право клиента выбирать, к кому обращаться за обслуживанием. Когда такого выбора нет, а есть только один возможный вариант – это не конкуренция, это монополия. Поэтому для перенаправления потока клиентов к адвокатам не обязательно ликвидировать их конкурентов, можно просто изменить адвокатуру, правила и условия ее работы с клиентами.

Во-вторых, если бизнес-клиенты не идут к адвокатам сейчас, почему они однозначно должны будут сделать это потом? Понятно, что ликвидация института юристов-хозяйственников оставит клиентов без выбора: юридические вопросы останутся и кто-то должен будет их обслуживать. Однако клиенты, привыкшие к определенным подходам и качеству обслуживания, могут найти другие варианты работы со своими юристами и не обязательно идти на обслуживание в адвокатуру.

В-третьих, как должны юристы-хозяйственники преподнести своим клиентам новость о своей ликвидации? Уже сейчас клиенты, особенно нерезиденты, недоумевают по этому поводу. Белорусское государство пропагандирует либерализацию и защиту инвестиций, но при этом на практике не все так гладко.

Среди зарегистрированных в Беларуси юридических фирм есть такие, которые работают под иностранными брендами и учредителями которых выступают иностранные граждане или юридические лица. После вступления в силу Закона такие фирмы должны будут ликвидироваться без возможности перехода в форму адвокатских бюро. Это вызвано тем, что учредителями адвокатских бюро могут быть только адвокаты, а адвокатами – только граждане Беларуси. Поэтому если у учредителей юридических фирм – граждан Беларуси есть выбор: переводить свою фирму в адвокатское бюро или искать новые направления бизнеса – то для иностранцев путь один: ликвидировать бизнес.

И глядя на возможную судьбу своих юристов, иностранные инвесторы, которых они обслуживают, задаются вполне резонным вопросом: «А не постигнет ли наши инвестиции в Беларуси такая же судьба, которая угрожает сейчас инвестициям наших юристов?».

Следующий вопрос чисто организационный – кто будет обеспечивать условия для работы тех юристов-хозяйственников, которые все-таки захотят и смогут попасть в адвокатуру.

Сейчас это делают либо они сами (если они работают как ИП), либо юридические фирмы, в которых они работают. Если же они станут членами территориальной коллегии адвокатов, то по сути рабочее место, новые заказы и т.д. должна будет им обеспечивать коллегия. Однако на сегодняшний день уже действующие адвокаты не могут похвастаться хорошими условиями труда: на несколько десятков адвокатов может приходиться только один компьютер, не все адвокаты обеспечены укомплектованными рабочими местами. При этом, новыми заказами адвокатов коллегии не обеспечивают. Более того, устанавливая ежемесячный план по денежному валу, который должен обеспечить адвокат, коллегии запрещают адвокатам самостоятельно рекламировать себя и свои услуги. А как можно без рекламы обеспечить приток новых заказов?

Кроме того, немаловажным будет вопрос, приведет ли переход юристов-хозяйственников в адвокатуру к улучшению клиентского сервиса и качества оказываемых юридических услуг. На самом деле, юридический бизнес и работа адвоката – это две абсолютно и принципиально разные формы работы с клиентом и заказом. Работа адвоката – это, условно говоря, ремесло, когда один человек обеспечивает весь процесс обслуживания клиента и работы над заказом. В то же время, работа юридической фирмы – это конвейер, где в работу над заказом может быть включен не один юрист, а кроме того и вспомогательный персонал (помощники, секретари, курьеры). Поэтому адвокат никогда не сможет предложить клиенту такой же сервис, какой предлагает ему нормальная юридическая фирма. Кроме этого, адвокат чисто физически не сможет одновременно вести столько же дел и такой их спектр, как ведет юридическая фирма.

Поэтому стремление унифицировать систему оказания юридических услуг, сведя ее только к адвокатуре, приведет к ухудшению качества обслуживания клиентов и отработки заказов. На самом деле это шаг назад, в светлое прошлое.

Кроме того, проект Закона, несмотря на то, что он давно уже разрабатывается и несколько раз принципиально перерабатывался, не регулирует все принципиальные моменты деятельности обновленной адвокатуры. После прочтения последней версии законопроекта вопросов осталось больше, чем ответов.

Вопросы по законопроекту


Зависимая независимость

Согласно проекту Закона, адвокатура – независимое профессиональное самоуправляемое сообщество адвокатов, основанное на обязательном членстве в ней адвокатов, призванных оказывать юридическую помощь. С учетом того, что все вопросы допуска адвокатов к профессии решает Минюст, не совсем понятно, как на практике будет обеспечиваться независимость адвокатуры.

Кому-то все-таки можно не быть адвокатом и оказывать юр. услуги…

Статья 3 законопроекта содержит перечень исключений из сферы регулирования Закона. К ним, в частности, относится помощь, оказываемая в рамках своей деятельности:

- временными (антикризисными) управляющими, патентными поверенными, за исключением случаев, когда в качестве патентного поверенного выступает адвокат;

- инвестиционными агентами;

- торгово-промышленной палатой в области правового обеспечения внешнеэкономической деятельности;

- работниками риэлтерских и аудиторских организаций;

- безвозмездно общественными объединениями потребителей;

- иностранными представителями (адвокатами) иностранным гражданам и юридическим лицам.

Получается, что ряд лиц может оказывать юридические услуги, даже не будучи адвокатами. В отличие от юристов-хозяйственников, их существование законодатель допускает.

Адвокатами станут не все и не сразу

Статья 7 законопроекта определяет, что адвокатом в Республике Беларусь может быть физическое лицо:
а) являющееся гражданином Республики Беларусь,
б) имеющее высшее юридическое образование,
в) сдавшее квалификационный экзамен,
г) прошедшее стажировку,
д) получившее допуск к осуществлению адвокатской деятельности,
е) являющееся членом территориальной коллегии адвокатов.

Уже появились разъяснения, что граждане Российской Федерации, даже несмотря на наличие соглашений о равенстве в правах граждан Беларуси и России, не смогут с 01 января 2011 года (дата вступления в силу Указа № 450, утвердившего новое положение о лицензировании) претендовать на получение свидетельства об аттестации юриста, а ранее выданные им свидетельства об аттестации будут аннулированы. Представляется, что аналогичный подход распространится и на адвокатуру – граждане РФ не смогут быть адвокатами в Беларуси.

Кроме того, обращает на себя внимание многоступенчатость допуска соискателя к профессии: проверка соискателя на соответствие требованиям Закона, сдача квалификационного экзамена, прохождение стажировки, принятие решения о допуске к осуществлению адвокатской деятельности, вступление в члены территориальной коллегии адвокатов, регистрация формы осуществления адвокатской деятельности (подробнее об этом чуть ниже).

Что касается прохождения этапов допуска, то необходимо акцентировать внимание на таких моментах.

Во-первых, если сейчас претендент на свидетельство об аттестации юриста в случае несдачи квалификационного экзамена может тут же подавать документы на пересдачу экзамена, то по законопроекту повторная сдача квалификационного экзамена в адвокатуру допускается не ранее чем через шесть месяцев. Это также повышает риски юристов-хозяйственников остаться за бортом обновленной адвокатуры.

Во-вторых, исходя из статьи 10 законопроекта, не совсем понятно, может ли Минюст отказать соискателю в допуске к осуществлению адвокатской деятельности, если он сдал квалификационный экзамен, но недостаточно хорошо прошел стажировку. Прямо это в статье не прописано.

В-третьих, срок прохождения всей системы допуска представляется слишком уж затянутым:

проверка соискателя на соответствие требованиям Закона – 1 месяц с даты подачи заявления;

сдача квалификационного экзамена – 1 месяц с даты принятия решения о допуске к экзамену;

прохождение стажировки – 2 или 6 месяцев с момента принятия решения о направлении соискателя на стажировку (10 дней с даты сдачи квалификационного экзамена);

принятие решения о допуске к осуществлению адвокатской деятельности – 3 дня после сдачи соискателем отчета о стажировке;

вступление в члены территориальной коллегии адвокатов – 1 месяц с даты подачи заявления об этом в соответствующую коллегию;

регистрация формы осуществления адвокатской деятельности – сроков прохождения этого этапа Закон не содержит, делая отсылку к законодательству Республики Беларусь.

Итого прохождение всех этапов допуска к адвокатской профессии займет 3 месяца и 13 дней, плюс 2 или 6 месяцев стажировки, плюс время на регистрацию формы осуществления адвокатской деятельности – то есть в лучшем случае около 6 месяцев, в худшем – около 10 месяцев.

Адвокатское бюро это не юридическая фирма…

Следующий принципиальный вопрос касается возможных форм осуществления адвокатской деятельности.

Согласно статье 30 законопроекта адвокатская деятельность не является предпринимательской деятельностью. Адвокаты свободны в выборе организационных форм осуществления адвокатской деятельности… Но только среди предусмотренных Законом: индивидуально, в форме адвокатского бюро или в форме юридической консультации.

Краеугольным камнем здесь является вопрос о характере адвокатской деятельности. Думаю, не стоит объяснять отличия коммерческой (предпринимательской) деятельности от некоммерческой. Получится, что юридический бизнес в Беларуси, не успев родиться, уже ликвидируется, т.к. бизнес по определению не может быть некоммерческим.

Идем далее.

Поскольку юридические консультации создаются территориальными коллегиями адвокатов, то бывшим юристам-хозяйственникам для продолжения своей деятельности в рамках адвокатуры остается всего две формы: индивидуально и в форме адвокатского бюро.

Индивидуальный формат работы, предположим, воспримут ИП-лицензиаты, которые и сейчас работают сами по себе. Для тех, кто сейчас работает в формате юридических фирм, остается только форма адвокатского бюро. Однако она имеет свои особенности, которые не позволяют ей быть полной копией привычного для юристов-хозяйственников формата юридических фирм. Рассмотрим основные из этих особенностей.

Инвесторов в партнеры не возьмут

Первое – законопроект предусматривает, что учредителями (участниками) адвокатского бюро (далее – партнеры) могут быть только адвокаты (в количестве не менее двух). Один и тот же адвокат не может быть партнером двух и более адвокатских бюро.

Сужение круга потенциальных партнеров юридического бюро ограничивает возможности по финансированию адвокатских бюро, монетизации вкладов партнеров и возможности продать адвокатский «бизнес» в целом либо в части.

На сегодняшний день зачастую участниками юридических фирм являются не только те лица, которые ведут в юридической фирме какое-то из направлений работы. Иногда партнерами юридических фирм выступают инвесторы, вложившие в бизнес свои деньги и получающие часть прибыли фирмы. После приведения всех в форму адвокатуры такой вариант работы уже не пройдет. Не пройдет также и вариант продажи юридического бизнеса.

Если раньше при наличии желания и покупателей один из партнеров юридической фирмы или все партнеры могли продать свои доли (акции) и тем самым монетизировать свой вклад в развитие этого бизнеса, то теперь продать адвокатское бюро скорее всего не получится. Во-первых, инвесторы вряд ли захотят получать статус адвоката, чтобы иметь возможность стать партнером адвокатского бюро. Во-вторых, Закон (да и вообще белорусское законодательство и правоприменительная практика) не предусматривает возможности продать членство в некоммерческой организации.

Не придаст мотивации партнерам адвокатского бюро к развитию бюро также и тот факт, что при выходе из адвокатского бюро партнер адвокатского бюро вправе получить часть имущества адвокатского бюро или стоимость этого имущества в пределах стоимости имущества, переданного ими в собственность адвокатского бюро. То есть если при создании бюро партнер передал ему имущество на 1000 долларов, то при выходе из партнеров бюро он может получить только 1000 долларов, даже если на момент выхода имущество, приходящееся на его долю, будет стоить 100 000 долларов…

Выше мы уже отмечали, сейчас лишь повторимся, что рассматриваемый нюанс делает также невозможным работу в Беларуси иностранных и международных юридических фирм.

Как бюро вы назовете…

Второй нюанс – исходя из законопроекта, наименование адвокатского бюро может содержать фамилии, собственные имена всех участников адвокатского бюро либо одного или нескольких участников с добавлением слов «и партнеры», «и адвокаты» либо указание на территорию, на которой осуществляется его деятельность.

Отметим, что в одной из более ранних редакций законопроекта предусматривалось, что наименование бюро может содержать исключительно фамилии, собственные имена и далее по тексту. Сейчас это «исключительно» убрали, но полной ясности все равно нет – может ли наименование адвокатского бюро не содержать имен и фамилий его партнеров, может ли адвокатское бюро иметь абстрагированное от имен партнеров наименование (например, адвокатское бюро «Юридическая группа «ВЕРДИКТ БАЙ»)? Или же для сохранения этого названия партнерам нашей фирмы нужно менять в установленном порядке имя и фамилию и становится, соответственно, одному Юридической Группой, а второму – Вердикт Баем?..

Не совсем понятно также, что имели в виду разработчики законопроекта под «указанием на территорию, на которой осуществляется его деятельность». Точный адрес, по которому будет располагаться бюро? Название улицы? Название населенного пункта? Ведь, располагаясь в Минске, адвокатское бюро может работать с клиентами со всей Беларуси.

Новый тип некоммерческих организаций – изобретен, но не описан

Третье – законопроект предусматривает, что адвокатское бюро является некоммерческой организацией, учреждаемой двумя и более адвокатами в целях осуществления деятельности по оказанию юридической помощи. При этом нигде в законопроекте не говориться о том, к какому конкретно виду некоммерческих организаций будет относиться адвокатское бюро.

Параграф 5 главы 4 ГК содержит закрытый перечень некоммерческих организаций. Ни к одной из них адвокатское бюро отнести нельзя. Поэтому, предусматривая в законопроекте такой тип некоммерческой организации как адвокатское бюро, разработчики законопроекта должны были бы предусмотреть внесение соответствующих дополнений в указанный выше параграф ГК. Такие дополнения должны содержать описание нового типа некоммерческой организации и основные моменты его законодательного регулирования.

Однако внесения подобных дополнений в ГК законопроект не предусматривает, что не снимает вопроса о правовой природе адвокатского бюро.

Какие налоги платить?

Четвертое – законопроект содержит норму о том, что средства, поступившие от оказания юридической помощи, после уплаты налогов, сборов и других обязательных платежей в республиканский и местные бюджеты, включая государственные целевые бюджетные фонды, а также в государственные внебюджетные фонды направляются в порядке и на условиях, предусмотренных законодательством и уставом адвокатского бюро на:

- оплату труда партнеров и выплату им вознаграждения за управление деятельностью адвокатского бюро;

- оплату труда адвокатов, не являющихся партнерами, и иных работников адвокатского бюро;

- возмещение расходов на содержание адвокатского бюро;

- укрепление материально-технической базы адвокатского бюро;

- иные цели, указанные в уставе адвокатского бюро.

При этом законопроект не содержит ни слова о том, какие конкретно «налоги, сборы и иные обязательные платежи» должно уплачивать адвокатское бюро. Законопроект предусматривает внесение изменений и дополнений в Налоговый кодекс, однако они касаются лишь вопросов уплаты подоходного налога адвокатами, которые будут работать в индивидуальном порядке. Изменений и дополнений в Налоговый кодекс, которые бы касались уплаты налогов адвокатскими бюро, законопроект не содержит. И отсутствие определенности по поводу налогообложения адвокатских бюро является одним из важнейших и принципиальных вопросов.

Здесь можно акцентировать внимание на следующих аспектах.

Во-первых, непонятно, какую систему налогообложения должны применять адвокатские бюро.

Общую? Но ведь адвокатское бюро – это некоммерческая организация, поэтому у него по определению не может быть прибыли. Соответственно, как оно может уплачивать налог на прибыль, если прибыли нет и быть не может?

Кроме того, при общей системе налогообложения затраты, связанные с оказанием услуг, учитываются при налогообложении и уменьшают налогооблагаемую прибыль. А исходя из законопроекта, можно сделать вывод, что затраты адвокатского бюро не учитываются при налогообложении (средства на оплату труда адвокатов и партнеров, на возмещение расходов на содержание адвокатского бюро, укрепление материально-технической базы адвокатского бюро и т.д. идут только после уплаты налогов, сборов и иных обязательных платежей из средств, поступивших от оказания юридической помощи). Это выглядит как дискриминация адвокатских бюро по сравнению с адвокатами, ведущими свою деятельность индивидуально. Такие адвокаты уплачивают подоходный налог, который предусматривает и наличие налоговых вычетов и учет затрат адвоката при налогообложении.

С другой стороны, такой подход напоминает упрощенную систему налогообложения. Однако здесь тоже непонятно, какую ставку налога при УСН должны применять адвокатские бюро: 6 или 8 процентов от валовой выручки. Поскольку адвокатские услуги освобождены от обложения НДС, непонятно, может ли адвокатское бюро применять ставку налога при УСН 6 процентов от валовой выручки, что предполагает также уплату НДС. Если нет, то получается, что адвокатские бюро должны применять ставку налога при УСН 8 процентов, а это накладывает на них ограничения по максимальному количеству сотрудников в 15 человек. С учетом того, что адвокат может быть партнером только в одном адвокатском бюро, второе бюро для найма еще 15 сотрудников партнеры действующего бюро создать не смогут.

Кстати следует отметить, что статья 27 действующего Закона «Об адвокатуре» прямо предусматривает, что коллегии адвокатов выплачивают взносы на социальное страхование и освобождаются от общегосударственных налогов, сборов и иных платежей в бюджет, в том числе и от чрезвычайного налога для финансирования расходов по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Местные налоги и сборы выплачиваются коллегиями адвокатов в порядке, установленном законодательством.

Перейдет ли аналогичная норма в окончательную редакцию законопроекта и будет ли она распространяться на адвокатские бюро, пока не ясно…

Во-вторых, партнеры адвокатского бюро не получают дивидендов или какого-либо подобия их. Они получают только зарплату, как и обычные сотрудники адвокатского бюро. Единственно, что зарплату они получают отдельно за труд, отдельно – за управление адвокатским бюро. Но коль скоро суммы, получаемые партнерами адвокатского бюро, – это зарплата, следовательно, с этих сумм должны уплачиваться взносы в ФСЗН, что еще более увеличит налоговую нагрузку на адвокатское бюро.

Адвокат – это индивидуальный предприниматель?

Теперь несколько слов об индивидуальной адвокатской деятельности.

Статья 31 законопроекта предусматривает несколько принципиальных моментов, касающихся индивидуальной адвокатской деятельности.

Во-первых, адвокат, принявший решение осуществлять адвокатскую деятельность индивидуально, должен иметь помещение, пригодное для осуществления адвокатской деятельности, принадлежащее ему на праве собственности, аренды или ином законном основании. Таким помещением может быть жилое помещение, принадлежащее ему либо членам его семьи на праве собственности, с согласия последних. Жилые помещения, занимаемые адвокатом и членами его семьи по договору найма, могут использоваться адвокатом для осуществления адвокатской деятельности с согласия наймодателя и всех совершеннолетних лиц, проживающих совместно с адвокатом.

Рассматриваемая статья предусматривает, что помещение для осуществления адвокатской деятельности может использоваться совместно несколькими адвокатами, осуществляющими адвокатскую деятельность индивидуально. Однако здесь не ясно, касается ли эта норма жилых помещений, занимаемых одним из адвокатов. И кроме того, не ясно, должно ли помещение в рассматриваемом случае принадлежать одновременно всем использующим его адвокатам на законном основании.

На помощников адвоката, иных работников с которыми адвокатом, осуществляющим адвокатскую деятельность индивидуально, заключен трудовой договор, распространяются нормы законодательства о труде. При этом на самих адвокатов не распространяется законодательство о труде (более подробно этот вопрос мы рассмотрим ниже).

Рассматриваемая статья содержит норму о том, что государственная регистрация и прекращение деятельности адвоката, осуществляющего адвокатскую деятельность индивидуально, осуществляются в порядке, предусмотренном законодательными актами для индивидуального предпринимателя.

Эта норма вызывает несколько принципиальных вопросов. Для чего требуется дополнительная государственная регистрация адвоката (ее осуществляет Минюст), если тот же самый Минюст допускает адвоката к профессии? Если адвокатская деятельность не является предпринимательской, почему для целей государственной регистрации адвокат приравнивается к индивидуальному предпринимателю? Необходима ли будет дополнительная государственная регистрация нынешним ИП-лицензиатам, которые перейдут в адвокатуру и будут осуществлять свою адвокатскую деятельность индивидуально?

Адвокат не работник

Особенно умилила глава 5 законопроекта, которая называется «Труд адвокатов, его регулирование и оплата. Обязательные страховые взносы адвокатов». Исходя из названия, этот раздел законопроекта регулирует очень важные и потенциально спорные вопросы адвокатской деятельности, однако состоит он всего из трех коротких статей. Эти статьи предусматривают следующие принципиальные моменты.

Во-первых, на адвокатов не распространяется законодательство о труде. При этом указывается, что труд адвокатов регулируется Законом «Об адвокатуре» и иными законодательными актами, Правилами профессиональной этики адвокатов и уставами коллегий адвокатов. Из данной нормы совершенно не ясно, какими такими «иными» законодательными актами будет регулироваться труд адвокатов, если законодательство о труде на них не распространяется. Кроме того, непонятно, каким образом устав коллегии адвокатов будет регулировать труд адвокатов отдельно взятого адвокатского бюро или вообще адвоката, осуществляющего свою деятельность индивидуально. Получается, что во всех бюро, созданных адвокатами, входящими в данную территориальную коллегию адвокатов, будет одинаковое регулирование труда адвокатов? Почему бюро не может самостоятельно определять условия труда работающих в нем адвокатов?

При этом вообще не совсем понятно, почему на адвокатов не распространяется законодательство о труде. В действующем Законе «Об адвокатуре» тоже есть такая норма. Однако там предусматривается, что труд адвокатов организуется в соответствии с Правилами внутреннего трудового распорядка адвокатского объединения. А в законопроекте уже и ПВТР исключены из источников регулирования труда адвокатов.

Во-вторых, законопроект предусматривает, что адвокат пользуется правом на отпуск продолжительностью не менее двадцати четырех календарных дней. Указание на конкретное количество дней отпуска адвокатов является нововведением по сравнению с действующим Законом. Однако законопроект не предусматривает главного – того, что отпуск адвокатов должен быть оплачиваемым. На сегодняшний день адвокаты не получают оплаты за время отпуска и это, по словам действующих адвокатов, является одной из основных проблем, связанных с их профессиональной деятельностью.

Что касается социального страхования и обеспечения адвокатов, то законопроект содержит отсылочную норму, что таковое осуществляется в соответствии с законодательством.

Кстати, ни эта глава, ни статья законопроекта, посвященная вопросам деятельности адвокатского бюро, не дает прямого ответа на вопрос – являются ли работниками адвокатского бюро его партнеры.

В графу «Иждивенцы» запишите…

И, наверное, последний принципиальный момент, который касается текста законопроекта, – это отсутствие в законопроекте регулирования вопроса о том, в каком размере уплачиваются взносы на содержание коллегий адвокатов и на что идут эти денежные средства.

Пункт 1 статьи 19 законопроекта среди обязанностей адвоката предусматривает обязанность отчислять средства в форме взносов на содержание территориальной коллегии адвокатов. Пункт 5 статьи 42 законопроекта говорит о том, что имущество территориальной коллегии адвокатов формируется за счет взносов адвокатов и иных источников, не запрещенных законодательством, и находится в собственности территориальной коллегии адвокатов. Пункт 5 статьи 44 законопроекта определение размера взносов адвокатов в территориальную коллегию адвокатов относит к компетенции общего собрания членов территориальной коллегии адвокатов. Других моментов относительно взносов адвокатов в территориальную коллегию законопроект не содержит.

При этом законопроект предусматривает, что адвокаты осуществляют деятельность в органах управления территориальных и Республиканской коллегий адвокатов на общественных началах, и основной доход получают от осуществления адвокатской деятельности.

На сегодняшний день взносы адвокатов в коллегию составляют 39 процентов от денежных сумм, поступивших в оплату оказанной адвокатами юридической помощи. Из сумм взносов уплачиваются взносы по социальному страхованию адвокатов, суммы за аренду помещений, занимаемых коллегией адвокатов и юридическими консультациями, в которых непосредственно работают адвокаты, заработная плата технического персонала коллегий и юридических консультаций, руководящих сотрудников коллегии и юридических консультаций, укрепление материальной базы и т.д.

Но при этом все адвокаты пока работают в рамках созданных коллегиями юридических консультаций. Адвокатских бюро и индивидуально практикующих адвокатов на сегодняшний день не имеется. Поэтому вполне логично, что из средств, получаемых адвокатами за юридическую помощь, какая-то часть идет на содержание коллегий и юрконсультаций, которые по сути обеспечивают адвокатов рабочими местами и материально-технической базой, а где-то – и заказами.

Однако, когда после вступления в силу Закона адвокаты смогут работать индивидуально и в рамках адвокатских бюро – то есть сами обеспечивать себя заказами, помещениями и прочей материально-технической базой, у них возникнет вполне резонный вопрос – за что и на что они будут платить взносы в территориальную коллегию адвокатов. Тем более остро такой вопрос станет, если адвокатов в качестве взносов обяжут платить определенный процент от их дохода.

Общались мы как-то с литовскими адвокатами, которые работают в форме отдельной адвокатской конторы. По их словам, они платят ежемесячный взнос в свою коллегию – 40 долларов США. И на нужды коллегии этого вполне хватает.

Вполне логично было бы предусмотреть (причем сделав это на уровне Закона, не отдавая на откуп территориальным коллегиям) размер взносов отдельно для тех адвокатов, которые работают независимо от коллегий (индивидуально или в рамках адвокатского бюро), и отдельно для тех адвокатов, которые работают в юридических консультациях, создаваемых коллегиями. Причем для первой из выделенных нами категорий размер взносов необходимо зафиксировать в виде твердой суммы, не привязывая к доходу адвоката.

А законный ли закон?

В заключение позволим себе высказать несколько мыслей относительно соответствия рассматриваемого законопроекта иным актам законодательства Республики Беларусь.

Статья 41 Конституции Республики Беларусь гарантирует всем гражданам право на труд как наиболее достойный способ самоутверждения человека, то есть право на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, образованием, профессиональной подготовкой и с учетом общественных потребностей, а также на здоровые и безопасные условия труда. Принудительный труд запрещается, кроме работы или службы, определяемой приговором суда или в соответствии с законом о чрезвычайном и военном положении.

Адвокатская деятельность и оказание юридических услуг субъектам хозяйствования – это разные роды занятий. Основная масса юристов-хозяйственников сознательно воспользовалась данным ей Конституцией правом на выбор рода занятий и пошла не в адвокатуру, а в юридический бизнес.

Теперь же – в случае ликвидации юридического бизнеса и юристов-хозяйственников как класса – у граждан не останется возможности реализовать свое конституционное право на выбор рода занятий. Вариант будет только один – адвокатура.

Более того, для сегодняшних юристов-хозяйственников перевод в адвокатуру будет принудительным. Не спрашивая мнения юристов, перед ними ставят альтернативу: или вы переходите в адвокатуру (да и то – если сможете сдать экзамен), или вообще уходите из профессии. Если бы переход был добровольным, вряд ли бы большинство из юристов-хозяйственников перешло в адвокатуру. Но при такой постановке вопроса, какая имеет место в рассматриваемом законопроекте, переход хозяйственников в адвокатуру и их последующий труд там будет являться принудительным, что согласно Конституции запрещено.

При этом попытку ликвидации института юристов-хозяйственников можно рассматривать, как противодействие оказанию правовой помощи в Республике Беларусь, что согласно статье 62 Конституции запрещено.

Кроме того, обращает на себя внимание несоответствие рассматриваемого законопроекта требованиям еще одного Закона Республики Беларусь – от 10 декабря 1992 г. «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции».

Статья 1 этого закона определяет монополистическую деятельность – как противоречащие настоящему Закону действия (бездействие) хозяйствующих субъектов, государственных органов, направленные на недопущение, ограничение или устранение конкуренции, а также причиняющие вред правам, свободам и законным интересам потребителей.

При этом конкуренция определяется как состязательность хозяйствующих субъектов, при которой их самостоятельные действия эффективно ограничивают возможность каждого из них односторонне воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

Статья 15 этого закона говорит о том, что запрещаются и в установленном порядке признаются недействительными полностью или частично достигнутые в любой форме соглашения (согласованные действия) государственного органа с другим государственным органом либо с хозяйствующим субъектом, которые имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции и (или) причинение вреда правам, свободам и законным интересам хозяйствующих субъектов или граждан, в том числе соглашения (согласованные действия), направленные на исключение или ограничение доступа на товарный рынок других хозяйствующих субъектов.

При этом государственным органам запрещается принимать (издавать) акты, заключать соглашения, совершать иные действия, которые ограничивают самостоятельность хозяйствующих субъектов, создают дискриминационные условия деятельности для отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты или действия имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции и (или) причинение вреда правам, свободам и законным интересам хозяйствующих субъектов или граждан, в том числе устанавливать запреты на осуществление определенных видов деятельности хозяйствующими субъектами.

И на сегодняшний день мы видим именно такую монополистическую деятельность, которую запрещает рассматриваемый закон.

Разработка и последующее принятие Закона «Об адвокатуре» приведут к тому, что:

1. на рынке юридических услуг будет ограничена конкуренция (за счет того, что с этого рынка уберут юридические фирмы и ИП-лицензиатов);

2. ограничение конкуренции на рынке юридических услуг причинит вред интересам потребителей юридических услуг (они не смогут получать юридические услуги от проверенных поставщиков, с которыми они давно сотрудничают; адвокаты не смогут оказывать юридические услуги субъектам хозяйствования такого же высокого качества, как оказывали им юристы-хозяйственники и т.д.);

3. юридическим фирмам и ИП-лицензиатам исключат доступ на рынок юридических услуг;

4. юридическим фирмам и ИП-лицензиатам запретят оказывать юридические услуги.

А вдруг?

Хочется, конечно, верить, что начатое реформирование рынка юридических услуг в Беларуси пойдет по закономерному и логичному пути – реформированию только лишь адвокатуры, эффективность деятельности которой, в отличие от деятельности юристов-хозяйственников, вызывает вполне обоснованные вопросы.

Однако на сегодняшний день мы видим, что законодатель пока еще такой подход не разделяет.

Пока различные проекты Закона «Об адвокатуре», которые с завидной периодичностью выходят из-под пера разработчиков, направлены на ликвидацию успешно работающих юридических фирм (которых в Беларуси насчитывается около 200 и в которых работает более 2000 человек) и ИП-лицензиатов (которых насчитывается около 500).

Почему-то законодатель считает, что принудительный перевод юристов-хозяйственников в адвокатуру позволит решить проблемы, которые имеются в работе последней. Насколько такая идея верна – можно поспорить.

Однако вряд ли кто-то будет спорить, что после вступления в силу нового Закона «Об адвокатуре» (если он будет подготовлен и принят, исходя из той принципиальной концепции, которая преобладает на сегодняшний день) в какой-то момент времени наступит ситуация, когда клиенты не смогут получить в Беларуси юридически услуги в необходимом им объеме и необходимого им качества.

Если такой закон будет принят, то развитие рынка юридических услуг в Беларуси остановится.

Те юристы-хозяйственники, которые примут решение переходить в адвокатуру, значительное время начнут уделять подготовке к квалификационному экзамену по уголовному, жилищному, семейному праву, уголовному процессу и Правилам профессиональной этики адвокатов. Даже практикующие адвокаты, которые постоянно имеют дело с вопросами из названных отраслей права, признаются, что вряд ли с ходу смогли бы сдать такой экзамен, что же говорить по поводу юристов-хозяйственников, большинство из которых УК или УПК последний раз открывали перед экзаменом в ВУЗе. Это потребует значительных временных затрат (с учетом перспективы пересдачи не ранее, чем через полгода после первой неудачной попытки), что не даст возможности полноценно обслуживать клиентов. Развивать свой бизнес эти юристы-хозяйственники не будут, т.к. в этом не будет смысла в преддверии перевода бизнеса в некоммерческое русло адвокатского бюро.

Те юристы-хозяйственники, которые примут решение не переходить в адвокатуру, свой бизнес также развивать не будут. А зачем, если через какое-то время его придется ликвидировать? Кто-то из них будет искать варианты ухода в другой бизнес и когда такие варианты найдутся, оставлять юриспруденцию. Остальные – будут работать так, чтобы за отведенные им несколько последних лет жизни побольше «срубить бабла» и найти альтернативные способы обслуживания клиентов.

Чтобы придать импульс для развития и повышения эффективности адвокатуры, нового закона (тем более в имеющейся или концептуально схожей редакции) тоже будет недостаточно. Для этого нужны другие, более глубокие реформы. Поэтому адвокатура после принятия нового закона тоже принципиально развиваться вряд ли будет.

Соответственно, основным прогнозируемым последствием принятия нового Закона «Об адвокатуре» станет упадок белорусского рынка юридических услуг. Но в свете проводимой государством политики привлечения иностранных инвестиций, борьбы с безработицей, увеличения благосостояния белорусского народа и т.п. прогнозируемые нами последствия вряд ли нужны руководству нашей страны.

Придут иностранные инвесторы, а в Беларуси не будет юристов, имеющих возможность сопроводить их инвестиционный проект. Пока мы не знаем в Беларуси ни одного адвоката, который бы сопровождал хоть один сколь-нибудь значимый инвестпроект. Этим занимаются юридические фирмы, а не адвокаты. А некоторые из иностранных инвесторов могут в Беларусь и не придти по той простой причине, что их корпоративные стандарты требуют, чтобы их проекты обслуживали определенные юридические фирмы, которых в Беларуси просто не будет.

Ликвидация юридических фирм вызовет увольнение работающих там сотрудников: как юристов, так и технического персонала. Переизбыток юристов, отсутствие у адвокатуры возможностей обеспечить нормальными рабочими местами и заказами уволенных из юридических фирм юристов приведет к тому, что они будут скитаться в поисках работы. Наиболее способная часть из них вообще может покинуть Беларусь и устроиться на работу в иностранные юридические фирмы (в той же России, Украине или Прибалтике).

Ликвидация успешно работающего юридического бизнеса приведет к значительному уменьшению налоговых платежей в белорусский бюджет. При том, что расходы бюджета одновременно с этим увеличатся в связи с необходимостью выплачивать пособия по безработице уволенным сотрудникам юридических фирм.

К этому ли должно стремиться белорусское государство на сегодняшнем этапе своего развития?

Полагаем, что нет.

Полагаем, что в интересах белорусского государства сохранить наработанную и эффективную систему оказания юридических услуг с параллельным реформированием системы адвокатуры. И именно к этому и нужно идти!

П.с. Уважаемые читатели! Если вам не безразлична судьба юристов-хозяйственников в Беларуси, помогите распространить информацию о сложившейся ситуации. Разошлите ссылку на эту статью своим друзьям, знакомым, коллегам. Пусть о сит



21-12-2010

назад